23.06.2022

Стоимость природного газа на европейских хабах (день вперед):

TTF – 125.05 EUR/MWh ($1392) (+1.7%)

THE – 124.99 EUR/MWh ($1392) (+1.4%)

CEGH – 129.04 EUR/MWh ($1437) (+2.8%)

PEG – 112.94 EUR/MWh ($1257) (+0.4%)

Стоимость природного газа на европейских хабах (фьючерсы на июль):

TTF – 127.29 EUR/MWh ($1418) (+1.2%)

THE – 127.57 EUR/MWh ($1421) (+1.3%)

CEGH – 130.18 EUR/MWh ($1451) (+1.8%)

PEG – 116.29 EUR/MWh ($1296) (+2.7%)

Артем Петренко: «Нынешние цены на газ стимулируют инвестиции в добычу»

Энергетический кризис вновь напомнил о нашей зависимости от ископаемых видов топлива, а именно от природного газа. И хотя, судя по новостям из Глазго, где проходит климатический саммит COP-26, «зеленый» курс остается неизменным, в течение следующих 10-20 лет газ будут использовать как переходный вид топлива.

О том, как цены на газ влияют на добычу, как формируются цены для промышленности и сколько газа в этом году добудут частные компании, корреспонденту GMK Center рассказал исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний Украины Артем Петренко.

Каковы, по-вашему мнению, причины возникновения нынешнего энергетического кризиса?

– Достаточно сложно выделить одну причину как главную. Пожалуй, стоит напомнить, что с 2019 года цены на газ начали снижаться, а в 2020 году из-за теплой зимы и COVID, вызвавшего падение производства, цены стали рекордно низкими. Поэтому мировые нефтегазодобывающие компании очень сильно сократили инвестиции, что негативно повлияло на показатели газодобычи. К примеру, в Европе. Нидерланды и Великобритания – ведущие страны, добывающие газ, и крупнейшие поставщики в ЕС – начали снижать объемы добычи. Более того, в Нидерландах вообще планируют остановить добычу на одном из крупнейших месторождений – Гронинген – в 2022-2023 годах.

С одной стороны, мы видим, что добыча газа в Европе уменьшается, а с другой – его потребление растет из-за внедрения «зеленого» курса. Он направлен на снижение показателей выбросов СО2 в атмосферу, что предполагает существенную трансформацию экономики и переход в течение 30 лет на чистые виды энергии, вообще не создающие вредные выбросы.

Кроме того, начиная с сентября прошлого года в огромной китайской экономике активизировалась деятельность. Из-за уменьшения использования угля предприятия начали замещать его природным газом. Соответственно, спрос на этот ресурс значительно вырос. Китай также начал перекупать с наценкой объемы сжиженного газа, который должен поступать в Европу из США, создавая тем самым дефицит на рынке. Поэтому сейчас мы видим, что цены в Европейском Союзе и мире в целом бьют рекорды. Конечно, это один из факторов.

Вторая причина – ситуация, связанная с Северным потоком – 2. Газпром не увеличивает объемы поставок газа в Европу, что также очень негативно влияет на цену и создает там дефицит.

Микс вышеуказанных событий подкрепляется неизменными спекуляциями на рынке. Так, цена за день может упасть более чем на 40% или, например, увеличиться на $500-700, что мы уже видели несколько раз.

Классическая модель рынка, когда газ летом дешевый, а зимой, из-за увеличения спроса он дорожает, пока не работает. Однако надеюсь, когда закончится отопительный сезон, цены стабилизируются.

Как вы думаете, курс на декарбонизацию сохранится? Способен ли нынешний энергетический кризис подтолкнуть мир к тому, чтобы вернуться к ископаемому топливу?

– Нет, разворота назад уже не будет. Европейский Союз ни слова не говорит об отмене «зеленого» курса. Напротив, речь идет о необходимости активизировать работу в этому направлении, чтобы меньше зависеть от ископаемых видов топлива.

Как это повлияет на Украину?

– Украина является импортозависимым государством. И несмотря на то, что у нас есть немалые запасы природного газа, треть собственного потребления мы вынуждены завозить из-за границы. Соответственно, это влияет на нашу экономику, потому что мы импортируем газ по рыночным ценам, которые сейчас достаточно высоки.

Начнет ли Украина из-за таких высоких цен больше добывать?

– Когда в 2019-2020 гг. цены на природный газ начали стремительно снижаться, украинские добывающие компании, как и международные, начали сокращать инвестиции в сектор. Важно отметить, что тогда ведущие добывающие страны мира стимулировали и поддерживали нефтегазодобычу. Например, Соединенные Штаты, Норвегия и Канада предоставляли разные льготы или отсрочивали налогообложение, чтобы компании могли и дальше инвестировать. К сожалению, украинская газодобывающая отрасль была с кризисом один на один. Никакой государственной поддержки, никаких налоговых стимулов внедрено не было. Ассоциация неоднократно отмечала, что в отсутствие государственной поддержки и в условиях кризисной ситуации добыча будет снижаться, что мы и видим сегодня. Как по результатам прошлого года, так и по итогам нынешнего мы прогнозируем снижение показателей добычи в Украине.

То есть, несмотря на высокие цены, вы не прогнозируете увеличения добычи?

– Цены на газ стимулируют инвестиции в добычу. Мы видим, что компании начали вкладывать больше средств в сектор, бурят новые скважины. Но мгновенного результата, то есть быстрого наращивания газодобычи, не бывает. Это особенность нефтегазодобывающего бизнеса: если сегодня вы принимаете решение о бурении скважины, то первые коммерческие приливы газа компания сможет получить только через год-полтора. И это при условии, что пробуренная скважина будет успешной. А по статистике, продуктивной бывает только каждая третья.

Хочу отметить положительную тенденцию, которую демонстрируют частные газодобытчики в увеличении добычи. За последние три года рост составил более 20%, а за десять лет они нарастили добычу более чем в 2 раза. В этом году мы ожидаем, что независимые компании добудут 5 млрд куб. м газа, что станет абсолютным рекордом и составит более четверти всего объема добычи в стране.

Это очень хорошо. А какова ситуация с ценами на газ для промышленности?

– Благодаря реформам последних лет цены на природный газ для промышленности – для коммерческих потребителей – формируются по рыночным механизмам. Речь идет о свободном волеизъявлении между поставщиками и потребителями. В то же время эти цены действительно коррелируются с ценами на европейских газовых хабах.

В прошлом году промышленность имела возможность покупать природный газ по рекордно низким ценам. Как следствие, в 2020 году она потребила на 1 млрд куб. м газа больше, чем годом ранее. Сейчас, когда цены высоки, промышленные предприятия пытаются сократить потребление с помощью энергоэффективных мер, модернизации или перехода на другие виды топлива. Например, твердое топливо или электроэнергию и энергию из ВИЭ там, где это возможно.

Какие сейчас цены для промышленности?

– Пока в Украине нет единого ценового индикатива. Стоимость коррелируется с импортным паритетом. В сентябре цена газа составила 17–19 тыс. грн за 1000 куб. м, в октябре – 22-27 тыс. грн за 1000 куб. м.

Как, по вашему мнению, будет развиваться ситуация? Цены и продолжат расти или каким-то образом упадут?

– Скажу откровенно: сегодня очень сложно делать прогнозы. Несколько месяцев назад никто не мог вообразить, что в Европе спотовые цены будут достигать почти $2000 за 1000 куб. м. Также никто не прогнозировал, что в мае прошлого года стоимость природного газа упадет до $50. Ситуация является экстраординарной, и даже профильные мировые агентства затрудняются сказать, какой будет стоимость газа в последующие периоды.

То есть сейчас вся наша украинская промышленность зависит от этих спотовых цен на газ?

– Наша страна импортозависима, соответственно, цены на газ для промышленности связаны со стоимостью импортного газа, который растаможивается при ввозе на территорию Украины.

Спотовые цены не всегда отражают ту стоимость, по которой природный газ закупают промышленные потребители, как в Украине, так и в странах Европы. Многие предприятия заключили контракты с поставщиками природного газа.

В Украине свободное ценообразование, поэтому компании могут выбирать разные возможные механизмы ценообразования со своими поставщиками. Кроме того, предприятия, конечно, могут менять поставщиков природного газа, если находят более экономически выгодные предложения.

Сейчас цены на газ у нас выше, чем в Европе?

– Стоимость природного газа на территории Украины коррелируется с теми ценами, которые есть в Европе. Однако обычно, если речь идет о стабильных поставках и больших объемах, то цены несколько ниже, чем те, что зафиксированы на спотовом рынке Европейского Союза.

Не так давно ваша Ассоциация выступала против искусственного регулирования цен на добываемый газ, я помню этот пресс-релиз. О чем именно идет речь?

– Введение искусственного регулирования цены на природный газ – это абсолютно не рыночный механизм, поэтому Ассоциация выступает категорически против такой инициативы. В первую очередь это ударит по независимым добытчикам и инвестиционной привлекательности нефтегазодобывающей отрасли. Компании будут вынуждены останавливать инвестиции в разведку и бурение новых скважин. Соответственно, добыча будет снижаться, ведь если не бурить скважины и не вкладывать средства в сектор, объемы добычи ежегодно будут уменьшаться на 10%. Это приведет к уменьшению поступлений в государственный и местный бюджеты, сокращению рабочих мест и увеличению зависимости от импортного газа.

Европейские страны, которые столкнулись с высокими ценами на газ, не вводят никаких дополнительных ограничений. Они, напротив, стимулируют компании добывать больше, помогают потребителям, как бытовым, так и предприятиям, пройти этот сложный этап. Правительства снижают или отсрочивают уплату налогов, например НДС. Для населения, не имеющего возможности оплатить полную стоимость газа, вводят субсидии и дотации.

Как показывает мировой опыт, если государство в одностороннем порядке внедряет нерыночные механизмы, инвесторы просто уходят из страны и не возвращаются. Наши соседи – Польша и Румыния – столкнулись с такой ситуацией. Более 10 лет назад они привлекли крупные международные компании к добыче сланцевого газа и разработке морского шельфа. Но уже в процессе работы правительства начали вводить всевозможные регуляторные ограничения и изменяли правила игры. Это привело к тому, что компании остановили проекты в тех странах и ушли из них. Мы считаем, что Украина не должна повторять подобный негативный опыт. Особенно если мы хотим увеличивать газодобычу и обеспечить собственную энергетическую безопасность нашего государства.

Я согласна с тем, что искусственное регулирование цен – это очень-очень плохо, но так и не поняла, кто и как пытается регулировать цены?

– Это были только устные заявления. Пока мы не видели никаких законодательных или регуляторных инициатив. Надеемся, что до этого не дойдет, если Украина действительно хочет стать энергетически независимой страной.

Можно ли, на ваш взгляд, решить проблемы обеспечения газом украинской промышленности по приемлемым ценам?
– Прежде всего Украине следует увеличивать добычу природного газа, чтобы не быть настолько зависимой от всех ценовых колебаний. У нас есть достаточный ресурсный потенциал, чтобы больше добывать. Если мы сможем покрывать потребление газом собственной добычи, конечно, наша промышленность и население будут более защищенными.

Еще один путь помощи промышленности – инициирование рыночных механизмов, например отсрочка уплаты налогов. Это позволит предприятиям продолжать работу и сохранить рабочие места, чтобы пройти этот сложный период.

А как, по вашему мнению, можно увеличить добычу газа в Украине? Что сейчас сдерживает добычу и что можно сделать, чтобы она развивалась?

– Сектору нужна государственная поддержка. Речь идет прежде всего о благоприятной налоговой политике, стабильности и неизменности правил игры. Любые эмоциональные и необдуманные государственные решения, введение ограничений или регулирование вредят отрасли и совершенно не мотивируют компании продолжать инвестиционную деятельность. Кроме того, чрезвычайно важно привлечь инвесторов в сектор – как отечественных, так и международных. А привлечь новых игроков на рынок – это показать истории успеха в масштабных нефтегазодобывающих проектах, в первую очередь в соглашениях о распределении продукции.

Сейчас СНБО активно занялся вопросом добычи и лицензий. Как это отразится на газодобывающей отрасли?

– Ассоциация всегда поддерживает эффективное использование недр, ведь это путь к наращиванию газодобычи в стране и укреплению энергетической безопасности. В достижении этой стратегической задачи государство и бизнес должны быть партнерами. Я уверен, что совместная и конструктивная работа обеспечит хороший результат, а вот единоличные и эмоциональные решения не принесут пользы отрасли и экономике Украины.

Рассматривают ли украинские предприятия в своих планах по декарбонизации газ как чистый источник энергии?

– На пути декарбонизации природный газ является переходным и более чистым, чем другие, видом ископаемого топлива. Именно этот ресурс будет основой для балансировки энергетического сектора на пути к нулевому уровню выбросов. А это по меньшей мере еще несколько десятков лет.

Газодобывающие компании, понимая это, рассматривают планы по инвестированию в такие «зеленые» проекты, однако неопределенность государства в отношении механизмов утилизации СО2 делает инвестирование в такие проекты рискованными. А учитывая экономику и технологические процессы, такие проекты требуют более детального изучения и, несомненно, государственного участия.

Анна Кибовская

Источник: https://bit.ly/3BHGVsk

Аналитика
13/05/22

Презентация исполнительного директора Ассоциации Артема Петренко во время ежегодного собрания Centra...

15/04/22

Ассоциация газодобывающих компаний Украины подготовила специальный выпуск Дайджеста. ...

19/01/22

Ассоциация газодобывающих компаний Украины предлагает вашему вниманию Дайджест новостей газодобывающ...

26/11/21

Презентация исполнительного директора Ассоциации Артема Петренко во время выступления на SPE Eastern...

27/10/21

Презентация исполнительного директора Ассоциации Артема Петренко во время 7-го Украинского Газового ...